Как Российский скам LATOKEN зарабатывает деньги и строит тоталитарную секту

От автора

На момент написания данной статьи я являюсь действующим сотрудником LATOKEN. Так как у меня нет желания лишаться источника доходов перед новым годом и из соображений личной безопасности, я расскажу только о тех фактах, которые известны всем или большей части сотрудников.

А именно о том, как LATOKEN зарабатывает деньги, как внутри компании выстраивается тоталитарное государство с элементами секты, и о правой руке Валентина Преображенского, который вовлечен в скам не меньше самого CEO.

На что живет компания?

Заработок является единственной целью LATOKEN. При этом, после парочки завернутых инициатив любому сотруднику становится понятно, что интересы пользователей обслуживаются исключительно на словах, в то время как вся компания настроена на дизайн, разработку и продажу продуктов для бизнеса.

Даже на CoinMarketCap (CMC) описание биржи игнорирует главную ЦА сайта (трейдеров) и пытается продать IEO.

Почему так?

Несмотря на стабильно высокие позиции на CMC, высокий трафик и 400к заявленных юзеров, пользуются биржей в основном сами сотрудники, которые получают зарплату на свои USDT/USDC кошельки (и платят любимой компании комиссию за вывод).

Отсутсвие пользователей является запретной темой внутри компании. Вплоть до того, что за одно только обсуждение количества трейдеров не стесняются увольнять сотрудников.

К сожалению, отсутствие трейдеров бьет не только по самолюбию CEO, но и по доходам компании. Биржевая логика проста: когда некому торговать, некому и платить Trading Fees. Поэтому практически все доходы компании завязаны на продажах, состоящих из двух продуктов:

  • Размещение токена на бирже
  • Спонсорство на BEF (оффлайн-форум)

И тем и другим занимается отдел продаж, который изолирован от всей компании и базируется на отдельном этаже. Компания не раскрывает перед сотрудниками общие продажи за месяц, но и не сильно беспокоится о том, чтобы их спрятать. Из доступных в открытом доступе слагаемых можно вывести цифру примерно в $400k ежемесячно.

Предполагаю, что высокие продажи обусловлены метриками, которые заявляются на каждом углу: юзеры, рейтинг, трафик. И так как проверить первое не представляется возможным, а второе и третье легко накручивается, отдел продаж выходит на рынок с потенциально привлекательным предложением.

Даже в еженедельной рассылке для трейдеров 30% письма посвящено продажам IEO

При этом, посмотрев в биржевые стаканы, нетрудно догадаться, что покупая “топовую” биржу с 400к пользователей, клиенты получают кладбище, на котором орудуют только боты LATOKEN, торгующие сами с собой ради красивой цифры на CMC.

Обратите внимание в 4% от рыночной цены BTC лежит всего $20k, при этом суточный уровень торгов превышает $250m. Неудивительно, что такую «торговлю» (как и на всех других парах) CoinGecko пометил красным в колонке Trust Score.

Чтобы вы понимали уровень продукта, то даже сотрудники, которые держат часть сбережений в крипте, выводят деньги с LATOKEN на другие биржи. В основном, разумеется, на Binance. А новички, которые верят в компанию, меняют свое мнение после первой же большой поломки, когда базовые биржевые механизмы могут не работать на протяжении нескольких дней.

Кратко: живых пользователей на LATOKEN нет, жизнеспособность компании обеспечивает отдел продаж, который ежемесячно зарабатывает компании $400k на продукте, который продается за счет выдуманных и/или накрученных метрик.

Корпоративная культура

В компании существует три вида корпоративной культуры: официальная, настоящая и тайная. Расскажу о каждой из трех:

Официальная культура является вполне осязаемым документом, который состоит из 24 пунктов и развешан по офису на каждом видном месте. Смысл документа сводится примерно к следующему:

Чтобы компания преуспела, ты должен работать на пределе своих возможностей. Откажись от всех соблазнов и развлечений за ее пределами. Отвернись от родных и друзей, если они против этого. Верь в СЕО, будь лояльным и не говори про компанию ничего плохого, а если услышишь — донеси. А не донесешь — мы тебя не просто уволим, но еще и засудим.

Автор этого текста, кстати, нарушает все 24 пункта из 24, потому что не планирует обменивать свою жизнь на частный самолет для Валентина Преображенского.

Настоящая культура компании подчинена максимальному утаиванию от сотрудников и общественности того, что компания занимается тотальным скамом. Валентин без колебаний готов уволить любого, кто поставит под сомнение заявленные им успехи или чистоту его бизнеса.

В компании поощряется доносительство. СЕО постоянно предлагает сообщать ему о «подозрительных коллегах». Но так как люди сами по себе ненадежны, это внушение подкрепляется камерами, которые пишут звук, логгерами на всех рабочих устройствах и веерными полиграфами.

Так же под контроль пытаются взять и личное время сотрудников: заставляют приходить на завтраки за час до начала работы, не приветствуется совместное покидание офиса. По субботам Валентин зовет сотрудников на Модель Мира, домашнюю вечеринку, на которой «лучшие умы» Москвы думают, как бы подкинуть килоджоулей в мировую экономику (серьезно).

Для тех, кому мало рабочего времени, предлагается завтракать с Валентином и проводить с ним выходные.

Допускаю, что маниакальное желание контролировать жизнь своих подчиненных связано с несколькими болезненными исходами из компании в сторонние крипто-проекты.

Тайная культура компании заключается в том, что несмотря на все ухищрения Валентина Преображенского, абсолютно все сотрудники компании понимают, что работают в скаме. Абсолютно каждый сотрудник компании, с которым у вас сложились доверительные отношения, крайне негативно оценивает все происходящее в компании и готовит план побега. При этом все прекрасно знают, когда нужно кивать, смеяться и хлопать, а когда выражать свое «фи» и корчить гримасу гнева.

Удивительный парадокс — в этом гигантском скаме крайне мало плохих людей. Секрет в том, что скам складывается из набора отдельных безобидных самих по себе элементов. Например, сотрудник А создает торговый API, сотрудник B пишет под него бота, а сотрудник C передает информацию на CMC. По отдельности они не сделали ничего плохого, но вместе они отвечают за систему по созданию фейковых оборотов, которая транслирует данные на главный индустриальный агрегатор.

Другой пример скама, в который вовлечены даже рядовые сотрудники — это попытка обмануть CMC (а именно новый рейтинг ликвидности) и выставить биржу в лучшем свете. Предполагаю, что компания будет создавать фейковые ордера, что потенциально может привести к коллапсу, если юзеры попытаются вывести средства, которых на самом деле нет.

Кратко: Валентин Преображенский всеми силами скрывает от сотрудников скам-природу LATOKEN и требует от них самопожертвования. Сами сотрудники все прекрасно понимают, но из-за слежки, недоверия и системы стукачей, обсуждают это исключительно в кругу доверенных лиц.

Правая рука

Готовясь к созданию этой заметки я прочитал немало материалов про LATOKEN и посчитал несправедливым, что все авторы обходили стороной правую руку Валентина. Прошу любить и жаловать, Роман Жданов!

Роман Жданов (крайний справа)

Забавно, что в социальных сетях Роман не имеет никаких профессиональных отношений с LATOKEN, а в фото-отчетах о деятельности компании Роман старательно уворачивается от фотокамер. Пришлось довольно долго крутить его ФБ, чтобы найти фотографию в рабочем мерче.

До LATOKEN Роман работал в МакКинзи. Уверен, его бывшие работодатели рады, что лучшие техники международного консалтинга применяются для управления международным скамом.

В компании Роман является вторым человеком после СЕО и отвечает за все «умные» задачи: трейдинг, финансы, риски, юридические вопросы, общий менеджмент, стратегическое планирование и (по всей видимости) отбеливание бизнеса. Сам СЕО отвечает за все аспекты компании, связанные с контактами с внешним миром и (к сожалению) за разработку.

Но именно Роман, будучи сильным стратегом и опытным менеджером, отвечает за поддержку иллюзии успешной биржи, которая приносит СЕО десятки тысяч долларов в день.

Кратко: говоря о скаме, нельзя обходить стороной Романа Жданова, который хоть и пытается скрыть свою связь с LATOKEN, является в нем вторым человеком сразу после CEO.

 

Обращение к коллегам

Разумеется, после выхода этой заметки, не пройдет и часа, как каждый сотрудник LATOKEN будет знаком с ее текстом, а я буду вместе с вами охать и ахать в нужных местах. Поэтому возьму в этом эпилоге небольшое слово, ибо давно хотел сказать это всем и сразу, но боялся нарваться на стукача.

История не запомнит, что заставляло нас работать в LATOKEN, история поставит нас в один ряд с Валентином Преображенским и Романом Ждановым. Есть лишь один выход — уйти.

В следующем материале я расскажу о людях, которые не просто знают о скаме, но и всячески воплощают его в жизнь. Поэтому если вы, публикуете заведомо ложную информацию, продаете заведомо ложные продукты, создаете заведомо ложные обороты и т.д. не сомневайтесь, что станете героем следующего материала с фотографиями и прочими доказательствами.

Выход только один — уволиться до того, как у меня дойдут руки сесть за статью.

 

Читайте также:

Прислать статью или отзыв